andygrom: (В двигателе)

Вчера первый раз на живом 757 уходил на второй круг. На тренажере каждый второй заход, если не два из трех, с уходом, а вот в реальной жизни все складывалось хорошо. Вчера тоже все было замечательно, мы вылетели утром с Хабаровска, утром пролетели Сибирь, до обеда пролетели Урал и в обед с остатком, который позволял немного полетать над ДМД перед уходом в Нижний Новгород, а подход с кругом отлично нас завели на посадочную прямую.
Вышка попросила нас держать максимальную скорость "еще полторы минуты". Нет проблем - мы умеем считать и готовы выдерживать пятикилометровый интервал на посадке, если надо. Через двадцать секунд после этого нас попросили срочно уменьшить скорость, ибо мы очень быстро нагоняем борт перед нами. Мы, конечно, не на тракторе, да и якорем со стоп-краном не оборудованы, но начинаем тормозить как можем - спидбрейки, колеса. Выпускаемся в посадочную конфигурацию, до борта километров 7, значит должны успеть освободить, но немного волнительно.
При таких заходах всегда немного волнительно, поэтому идем в автомате, ждем разрешения на посадку. Правило такое - летим в автомате, чтобы проще было, если придется уходить, после разрешения на посадку переходим "на руки" и сажаем вручную.
Но тут начинается совсем волнительно, 300 футов, а посадку еще не дали, предыдущий борт уже укатывается по рулежке В3, должны вот-вот разрешить. Такое уже бывало неоднократно, ничего необычного. Для этого даже придумали процедуру "посадка на занятую полосу", но пока ее так и не ввели в действие.
И тут они решают доложить, что полосу освободили. Доклад этот не только не обязательный, но и вредный, так как может отнять время у диспетчера, чтобы успеть поговорить с тем, кто на прямой.
Пока он мямлил на руглише, мы приближались к полосе, в надежде, что диспетчер сначала даст нам посадку, а потом разберется с ним. Но все пошло не как обычно, Вышка решила сначала поговорить с ним, а мы, к этому времени, уже пролетали ближний привод и ничегошеньки нам не оставалось как "гоу эраунд, флэпс твенти", то есть уйти на второй круг, ибо посадка без разрешения - это минимум вырезанный талон предупреждений, а как максимум - не хочется и думать.
Как и учили, каждый заход я готовлюсь к уходу не меньше, чем к посадке и этот навык не подвел. Конечно, было немного волнительно - не тренажер, все-таки, за спиной две сотни живых душ, но все получилось прекрасно - живой самолет на второй круг уходит еще лучше, чем тренажер. Ушли по схеме, нам дали набор 900 метров и тут машинка-считалка нам и говорит, что, мол, через 300 килограмм, ребята, вам надобно будет развернуться и поехать в славный город Нижний Новгород. А 300 кг - это пять минут где-то. С машинкой спорить - себе дороже, попросили диспетчера ускорить наш повторный заход и все завертелось. Спасибо экипажу России, который сразу согласился сесть на 32 левую вместо правой, к которой готовился, [livejournal.com profile] disp_dme, который организовал интервальчик на подходе и Кругу, который нас классно отвекторил и воткнул в образовавшийся интервал. Му чудненько зашли и сели. Что интересно, Вышка дала нам посадку только после того, как мы о себе напомнили, видимо - разволновались.
Вот так буднично и неинтересно прошел мой первый уход на второй круг на большом пассажирском лайнере.
А вечером я поехал провожать тещу и тоже не без приключений, но тоже с хорошим финалом. Но это уже совсем другая история.









andygrom: (Default)

Гоняли тут в Новосибирск. Уже перед вылетом, после просмотра прогноза погоды, закрались тревожные опасения – обещали приземный туман, а прилет у нас аккурат перед восходом солнца. И точно – пока летели – все было хорошо. Послушал Иркутск на КВ – видно 5 км, потом уже и АТИС проклюнулся – тоже все в поряде. Заход с прямой, снижаться пораньше – хорошо! Топлива в обрез. В Москве с керосином напряженка, поэтому есть указания из Москвы брать строго по расчету, а в Москву – танкироваться. Поэтому на все про все у нас полчаса на кругу и если за это время не сядем – уходим на запасной в Барнаул, где погода звенит-манит. И тут-то и начинается – сверху все прекрасно просматривается, видно и город и полосу. Точнее видно ее огни еще километров за 50. А диспетчер нам и говорит – ребята, мол, видимость ухудшается. Сию видно 3200 по огням в начале полосы и 900 в середине. Пока проходит, так что продолжаем заход.

Лирическое отступление. Видимость на полосе измеряется двумя способами – визуально (т.е. глазами – как далеко видно специальные ориентиры) и приборно – в начале, середине и конце полосы стоят приборы, которые и оценивают видимость, которая при этом называется RVR. Вот про него-то нам диспетчер и говорит.

И вот уже на прямой – видно все прекрасно и изумительно – каждый фонарик, каждую плиточку, немного расслабляемся, а диспетчер нам и говорит:

- Видимость 750, ниже минимума. Ваше решение?

Какое может быть наше решение? Только одно. Занимаем высоту круга и говорим, что будем ждать до 30 минут на кругу, просим контрольный замер.  Замеряют, видимость получается подходящая, мы садимся. Видно миллион на миллион, о чем я и сообщаю диспетчеру – визуально, мол, видно более десяти, по левому боку от полосы наблюдается приземный туман высотой до 30 сантиметров. Там-то и стоят житрые приборчики. Это же подстверждает заходящий за нами следом Аэрофлот, просят прибрать яркость огней подхода.

Сели, зарулили, заправились, поехали обратно.

А В Москве – пробка такая, что МКАД по сравнению с ней – цветочки нераспустившиеся. 25 минут нас кружат над аэродромом, после чего просят камнем свалиться и срочно зайти на посадку. Заходим, перед нами маячит на тикасе сибиряк, который так рядом, что есть все шансы уйти на второй, если он не успеет освободить полосу. Земли не видно, вертикальная видимость 90 метров. Сибиряк, по счастью, успевает отскочить в сторонку, нам дают посадку и почти сразу КВС читает «approaching minimums».  »Триста футов» – вторит автоинформатор, земли пока не видно. Мгновенно прокручиваю в голове уход на второй и тут вижу огни полосы. «Минимум!» от командира совпадает с «Ту хандрид» от автоинформатора, «Land!» от меня и «уа-уа» от автопилота и «кря» от автомата тяги ,которые я отключаю и продолжаю заход на руках. Ветер 20 узлов в бок, слегка корячимся  - сносик-кренчик, сносик-кренчик, прибираем-убираем и плаааавно катимся по полосе, оттормаживаюсь, освобождаю полосу, отдаю командиру управление и вижу, как из облаков выныривают фары следующего борта, который также надеялся, что мы успеем вовремя освободить полосу.

Подруливаем к перрону, прощаемся с вышкой: «Спасибо большое, доброго вам дня!».

На стоянке, выключаемся, пассажиры выходят, все бумажки заполнены под бортом (о, чудо!) уже стоит экипажный микроавтобус и уже через час я стою дома в душе, не заснув по дороге.

Оригинал размещен в блоге The Andygrom.

( Читать комментарии () | Оставить комментарий )

Сдвиг

May. 18th, 2011 11:08 pm
andygrom: (Default)

Сегодня был один из рейсов, когда после посадки сидишь в кабине и выдыхаешь. Рубашку при этом можно выжимать. Или, хотя бы, сушить. Причиной тому «тошнильные недели», как мы называли их в старом добром Аэрограде между тандем-мастерами. Земля под летящим объектом имеет свойство нагреваться и, нагреваясь, отдавать тепло. А теплый воздух имеет свойство подниматься вверх. По дороге перемешиваясь с холодным и другими поднимающимися потоками. Отчего образуется турбулентность. Она же болтанка. Так вот сегодня эта болтанка сопровождалась еще и сдвигом ветра. В этом магическом словосочетании зашифровано ни что иное, как резкое изменение силы и направления ветра. Теперь от сухой теории – к живой практике.

Я с утра погнал в Е-бург. Командиру нужны были автоматические заходы, поэтому он выбрал полет обратно в Домодедово, а мне отдал прямой пролет, что уже было приятно – обычно я пилотирую по дороге домой, так заведено у нас в компании. При подлете к аэродрому стало понятно, что просто сегодня не получится. С 3000 самолет начало мотать как пустой пакет из под колес проезжающих автомобилей. Снижаться он категорически отказывался, а гвоздь тренда скорости показывал разнонаправлено плюс-минус 20 узлов. Гвоздь – это такая зеленая стрелочка, которая показывает, какая будет скорость у самолета через 10 секунд при текущем ее изменении. Отдавать команды было непросто – зуб на зуб попадал с трудом. Рубашка подло прилипла к вспотевшей спине, а воздушная скорость продолжала прыгать вместе с вертикальной. На третьем развороте она попыталась упасть ниже безопасной, отчего пришлось добавить режима почти до взлетного. На прямой ветер угомонился перед самым касанием, я успел подловить этот момент, добавить режима в нужный момент и достаточно плавно покатиться. После выключения извел десяток салфеток, чтобы немного осушить себя. Было интересно.

А на обратном пути садились в автомате. Автомат сажает точно и надежно. Но за счет этого – слегка жестко и некрасиво. Но все равно – интересно, как самолет справляется со сложными погодными условиями без активного вмешательства пилотов в непосредственное управление.

По прилету наземные службы лучшего-аэропорта-России опять не могли полчаса прислать скорую, для того, чтобы встретить неходячую пассажирку. Чтобы скрасить ожидание я провел ей небольшую экскурсию по кабине (да, я знаю, что это нарушение норм т.н. авиационной безопасности, но клянусь, на коляске она не смогла бы въехать в кабину и угнать самолет). Девушке было приятно и интересно, а мне было приятно порадовать ее этим небольшим рассказом.

Фоток и видео не будет – не до того было. Как-нибудь обзаведусь GoPro и буду снимать все, а пока приходится обращать эмоции в буквы.

А еще в Кольцово отменили визуальных заход. И это очень глупо. И очень жаль.

Оригинал размещен в блоге The Andygrom.

( Читать комментарии () | Оставить комментарий )

andygrom: (Default)

Каждый год каждый пилот скрупулезно изучает свое здоровье. Прислушивается к шумам сердца, тыкает в ватку окровавленным пальцем, снайперит в баночку, высматривает дырочки и выслушивает циферки.
Не обходит эта участь и меня.
Перед ВЛЭКом (а так называется эта увлекательная игра-зарница) я немного развеялся на сессии в Ульяновске, вследствие чего пришлось немного поправлять здоровье по возвращении. Да, Дубинин – прекрасное место!
И вот, настал этот увлекательный день, когда, зажав в одной руке еще теплую баночку с лучшим, что удалось выдавить из себя, а в другой – толстый талмуд с описанием всех подозрений на мои болезни и болячки, я ринулся в бездну радости и счастья от слияния с нашей самой гуманной медициной в мире. Надо отметить, что доблестные служители стетоскопа и клизмы не оставляют своих попыток найти во мне хоть одно заболевание, несмотря на многолетнюю тщетность своих усилий. Вот и в этот раз искали новенькое, не забывая напомнить про старые подозрения.

- А вот сердце у вас редко бьется – может, побережете себя уже, может не стоит летать-то?

- А вот у меня справочка с прошлого года, что все хорошо, а вот еще результаты обследования сердца через задний проход, а вот удостоверение мастера спорта и заключение врача, которому я сломал велосипед в попытке достичь максимальной нагрузки.

- Аааа, ну ладно. А вот шея у Вас кривовата – сможете ли Вы безопасно и прямо завершить при этом полет?

- Ну так завершаю же, не мешает! Вот данные рентгена, МРТ, КХМ, ФРДЗДВ и ННУЛСДДЫ в двух проекциях в покое и взгляде на бортпроводниц, характеристика профкома и ходатайство зав.гинекологическим отделением.

- Ааааа, ну это другое дело. Но все равно – на будущий год я посмотрю повнимательнее.

И тут, о чудо! Находится!

- Друг мой, Вы очень плохо продемонстрировали свое внутреннее содержание! Давайте-ка еще разочек попробуем!

А как, спрашивается, его продемонстрировать, если на голодный желудок внутри меня нехорошо, а на сытый желудок – портится кровь и все это надо сдать в одно утро? Но, напрягаюсь, еду в Казань на выходные, посещаю санаторий Cuba Libre, где готовят лучший лечебный коктейль El Mojito, делают прогревания самбукой, понижают уровень ацетона недурными стейками и сдаю образцовый анализ, который выставляют на витрину «Наша П-ка гордится ими!!!», а старшая лаборантка просит провести пару практических занятий с начинающими игроками в эту увлекательную игру.

И когда уже на горизонте начинает маячить Главный Приз, случается непоправимое. Часы бьют 14.00, карета превращается в тыкву, тыква превращается в перец халапеньо, и этот перец оказывается внутри меня, проникая через все отверстия, выжигая все на своем пути  голосом Председателя: «Все! Больше не принимаем!»

Мир становится черно-белым и рушится, стены с грохотом (-10 ДБ по аудиограмме от 08.02.2010) осыпаются, из них к моей шее тянутся руки не прошедших венеролога и только мучительным усилием воли, сжимая проверенные стоматологом зубы я вырываюсь из сумрака.

В руках у меня она! Хлебная Карточка!

А это значит, что до следующего Дня Святого Валентина я могу продолжать заниматься тем, что я люблю.

Я прошел этот квест и получил главный приз.

Слава мне!

Оригинал размещен в блоге The Andygrom.

( Читать комментарии () | Оставить комментарий )

andygrom: (Default)

 Истлайн зажигает. Подписался на статистику рейса, чтобы не дергать непрерывно трекер.

Удачно всех встретив, получаю письмо:

Информация по рейсу: ххх->Москва(Домодедово)Расчетное время прибытия в Домодедово: 05.08.2008 4:04:00
Рейс вылетел из а/п ххх 05.08.2008 1:49:00
Время рассылки: 05.08.2008 4:06:00

Видимо, к вечеру пришлют, что самолет сел.

Молодцы - удобный сервис.

Оригинал размещен в блоге The Andygrom.

( Читать комментарии () | Оставить комментарий )

Profile

andygrom: (Default)
andygrom

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 09:35 am
Powered by Dreamwidth Studios